ru | by | en

УЗ «2-я ГОРОДСКАЯ ДЕТСКАЯ
КЛИНИЧЕСКАЯ БОЛЬНИЦА»


2 апреля – Всемирный день распространения информации об аутизме

Термин «аутизм» (от греческого «autos» - сам) был впервые введен известным швейцарским психиатром Е. Блейхером в 1920г. Он понимал под аутизмом отгороженность от мира, уход в себя.

Детский аутизм является особым видом отклонения в психическом развитии. В силу клинического разнообразия проявлений данного искажения возник термин «расстройства аутистического спектра» (РАС), объединяющий все варианты аутистических расстройств и обозначающих группу детей, нуждающихся в специализированной помощи.

Число выявляемых детей, с расстройством аутистического спектра растет с каждым годом. Это происходит с одной стороны, потому что в целом растет число патологии у детей, а со второй - потому что все больше внимание уделяется именно этому расстройству.

На сегодняшний день аутизм, наверное, смело можно назвать одним из самых «странных» психических расстройств в детском возрасте. И не только потому, что таких детей часто называют «странными», а еще и потому что до сих пор неизвестно что является причиной его возникновения и что именно нарушается у такого ребенка. Существуют разные теории, но, ни одна из них не может целиком и полностью объяснить природу данного расстройства.

Портрет ребенка с аутизмом.

Для того чтобы понять что происходит с таким ребенком – представьте себе, что все, что вы ощущаете, чувствуете - увеличилось или уменьшилось стократно. Легкие прикосновения могут вызывать у вас боль или, наоборот, сильный удар – остаться незамеченным. Яркая вещь, ранее привычные звуки - станут пугающими, а речь собеседника превратится просто в мелодию. Конечно, взрослый человек мог бы как-то приспособиться даже к таким трудностям, но ребенок-аутист испытывает их с самого рождения. Сложно такое представить, но можно понять, что, в таком случаи мир людей и мир вещей воспринимаются им иначе. Но как это «иначе» мы можем только догадываться, предполагать…

Одновременно с такой особой чувствительностью эти дети имеют ограниченное количество энергии. Это определяется по общему снижению тонуса, что проявляется, с одной стороны, в ограничении активности (игровой, речевой, коммуникативной), а с другой, в необходимости постоянно себя стимулировать и выражается в особых формах поведения – различных стереотипиях (повторяющихся действиях: потряхивания, кручения, двигательное беспокойство и т.д.), которые направлены как раз на то, чтобы снять лишнее напряжение и простимулировать себя.

 Именно такое искажение психического развития у детей с аутизмом приводит к формированию защитного механизма, который «отгораживает» такого ребенка от воздействий внешнего мира, но тем самым затрудняет контакт с ним, искажая все его развитие. Ребенок, как бы«прячется» в аутизм, как в раковину, которая спасает его от болезненно воспринимаемого им окружения. Все, что для нормального малыша является интересным и привлекает его внимание, для ребенка с аутизмом чаще всего является пугающим или остается незамеченным вовсе или увлекает его настолько, что невозможно прервать или отвлечь. Это касается не только предметного мира, но и, например, лица матери, ее улыбки, обращенной речи к ребенку. При этом такой ребенок может быть очень чувствителен к одним раздражителям среды и нечувствителен к другим. Это объясняет  противоречивость и неоднозначность проявлений данной патологии.

У таких детей много различных особенностей, но то, что их действительно отличает от других, даже больных детей, это выраженные трудности во взаимодействии с другими людьми и с окружающим миром, в целом.

В процессе нормального развития происходит становление личности ребенка, благодаря которой и осуществляется все многообразие отношений человека с миром, с другими людьми. У ребенка с аутизмом, как правило, сильно искажен процесс формирования личности. Он с трудом самостоятельно идентифицирует себя со своим телом и еще с большим трудом выделяет себя из окружающего мира, что значительно искажает его взаимодействие с окружающими, а порой делает его вообще невозможным, поскольку, когда нет «я» не понятно, кто с кем должен взаимодействовать, а главное «зачем?». У таких детей могут быть нарушены эмоциональные связи даже с самыми близкими людьми.

Он может подолгу находится один, не умеет выражать свои желания, обращаться за помощью, даже взглядом, а взрослого человека может использовать как неодушевленный предмет: залазить на него, чтобы достать до полки, действовать его руками.

Одни дети с аутизмом могут вообще не пользоваться речью, а другие выдают развернутые взрослые монологи, цитируют фразы из книжек и мультфильмов. И в том, и в другом случаи их речь практически не выступает средством общения. Что же касается их интеллектуальных способностей, то здесь такая же картина, как и с речью – от парциальной одаренности – до умственной отсталости, которая вызывается глубоким погружением в себя, выраженными уходами от любых контактов и полным ограничением себя от естественного обучающего опыта. Ребенок  аутист может решать сложные математические задачи и быть не способным сходить в магазин или завязать шнурки.

Игра, если ее можно так назвать, весьма своеобразна. Она заключается в манипулировании какими-то, часто не игровыми предметами, постороннему человеку очень сложно понять от чего именно ребенок получает удовольствие в этой игре. Переливание воды, любование бликами, выкладывание палочек в ряды. При этом она весьма стереотипна, то есть одна и та же повторяется много раз, а попытки вмешаться, изменить или остановить – вызывают бурный аффект.

Если уж такой ребенок смог как-то влиться в этот мир, то он будет оберегать привычный для него уклад жизни. Не потому что он упрям, а потому что, любые, даже незначительные изменения, подобны кошмару. Пошли на прогулку другим маршрутом – истерика. Мама поменяла вещи местами – скандал, а переезд на другое место жительства может обернуться настоящей катастрофой. При этом не каждый ребенок аутист будет ярко и бурно выражать свои эмоции, реакция может быть незаметной и отставленной во времени – перестал кушать, говорить или поднялась температура.

Такого ребенка отличает крайняя необычность, часто вычурность в поведении, привычках, которая отнюдь не связана с плохим воспитанием или дурным характером, который им часто приписывают окружающие.

Ребенок с аутизмом развивается иначе уже с самого рождения, его развитие искажается, поэтому внимательные родители уже в младенчестве замечают характерные особенности. Например, не улыбается в ответ на улыбку, мало гулит, агукает, засыпает только в определенном месте, положении, или при укачивании, не принимает новую пищу, не интересуется обычными игрушками и многие другие «странности». Хотя чаще родители бьют тревогу к двум-трем годам, когда речь  необычна или так и не появилась, а проблемы с поведением вымотали и истощили всю семью.

Помощь детям с расстройством аутистического спектра

На настоящий момент нет научно доказанных сведений об основной причине аутизма, поэтому не существует какого-либо «исцеляющего» лечения в медицине или «чудодейственной» методики в специальной педагогике и психологии, благодаря которым можно было бы «вылечить» ребенка, избавить его от влияния на ход его развития этой причины. Однако, известно, что сам аутизм, как и многие другие проявления — вторичны, а потому, если вовремя оказать досконально продуманную специализированную помощь, основанную на сотрудничестве семьи со специалистами, которые владеют современными знаниями об аутизме, можно достичь значительных положительных результатов, т.к. вторичные проявления менее устойчивы, а значит, в большей степени поддаются коррекции.

Для детей с аутизмом нужны особые условия, формы и методы обучения и воспитания. Это положение принято почти во всех странах Западной Европы, Северной Америки в Японии и многих странах других континентов. Необходимы профессионалы, специально подготовленные для работы с аутичными детьми (опыт показывает, что без такой подготовки дефектологи, логопеды, психологи, учителя как правило, не могут (даже если хотят) работать с этой категорией детей). А также крайне необходима система специализированной помощи детям с РАС.

Коррекционная работа детей с аутизмом должна в обязательном порядке носить комплексный характер, в отдельности взятая медикаментозная, психологическая, логопедическая помощь, как правило, не приводит к стойким положительным изменениям. Для каждого аутичного ребенка необходим индивидуальный подход по подбору, как фармакологических препаратов, так и основных психолого-педагогических стратегий.

Ни одна из существующих образовательных или коррекционных программ в нашей стране на сегодняшний день не учитывает всех перечисленных выше особенностей при аутизме, что делает усилия даже искренне желающих помочь специалистов, работающих в имеющихся типах учреждений образования и здравоохранения, малоэффективными.

К сожалению, в нашей стране нет специализированной помощи таким детям, на данном этапе она находится только в стадии становления. Нет специальных школ, в которых могли бы обучаться такие дети, воспитатели массовых детских садов, в которые они часто попадают – не обучены работать с такими детьми, да и некоторые специалисты, сталкиваясь с  такими детьмиощущают свою беспомощность.

Сложно даже предполагать, что в такой ситуации чувствуют родители... Они так же нуждаются в помощи, при том в первую очередь. Информирование, консультирование, а порой и более длительная психотерапия требуется всей семье ребенка аутиста. Кроме этого, можно бесконечно перечислять огромное количество социальных и бытовых проблем, которые они испытывают, начиная от поездки в транспорте, похода в магазин, в поликлинику  – все это для них большое испытание. А что и говорить о посещении  детского сада или школы, где зачастую, к сожалению, они сталкиваются с непониманием, а то и с полным отвержением. Такого плана социальные проблемы этих семей приходится решать индивидуально в каждом конкретном случаи. Но очень многое зависит от тех людей, которые будут рядом с этой семьей, от их отношения, поддержки или просто сочувствия и понимания.

 

Главный внештатный детский психиатр                                                                           В.С. Кирилюк

комитета по здравоохранению Минского

городского исполнительного комитета